[громкие дела]

В ожесточенной баталии вокруг Конституционного суда вершатся судьбы нации и набиваются карманы.

Внезапная атака КСУ на антикоррупционную систему страны спровоцировала доселе невиданный конституционный кризис, из которого выбраться, в очередной ещё больше поправ Конституцию, не предвидится возможным. Смириться и принять вердикт высокооплачиваемых людей в пурпурных мантиях (что никто не собирается делать) чревато конфликтом со всем цивилизованным миром. Наплевать на их решение и дать им пинка под зад (а это выходит из рук вон плохо) – путь к узурпации власти резидентами вульгарного комедийного шоу, что, в свою очередь, снова-таки приведет к нерукопожатности Украины в приличном обществе. В общем, антикоррупционную систему лихорадит уже почти месяц, западные партнеры грозятся лишить нас поддержки, в рядах «слуг народа» разброд и шатание – хаос сгущается.

Между тем у этой скандальной истории есть один небольшой параллельный сюжет, следуя за которым мы можем наткнуться на немало открытий чудных. Как пишет в своей статье для «ОРД» обозреватель интернет-издания [громкие дела] Ярослав Гармаш, стоит внимательнее приглядеться к фирме с микроскопическим уставным фондом «Алтаюр», которая в поддержку «эпохального» решения КСУ потребовала от Нацагентства предупреждения коррупции (НАПК) удалить электронные декларации потенциальных коррупционеров. Вернее, не к ней самой, а к тем, кто от её имени говорит.

Если кратко, то эта история выглядит так. Ещё на заре своего существования НАПК арендовало у ООО «Алтаюр» серверы по мутной схеме. Прошлой зимой главным в НАПК стал Александр Новиков и расторг сделку с «Алтаюром», а на злополучные серверы наложил арест Высший антикоррупционный суд, после чего НАПК продолжило их использовать для своих целей, но не уплачивая якобы завышенную плату «Алтаюру». В конце октября, как известно, КСУ фактически поставил e-декларации вне закона. «Алтаюр», ссылаясь на это обстоятельство, потребовал «ставшие ненужными» декларации с серверов удалить, а оборудование вернуть. В начале ноября адвокаты фирмы подкрепили свое требование иском в Окружной админсуд Киева, который славится своей непредсказуемостью и вольной трактовкой законодательства ещё больше, чем КСУ (буквально в понедельник выяснилось, что ОАСК таки решил с «Алтаюром» не связываться).

Если на ситуацию смотреть поверхностно, не углубляясь в хитросплетения интересов, может показаться, что ООО «Алтаюр» – некий придаток Конституционного суда (вернее, основных бенефициаров его скандального решения), внедрившийся в Нацагентство предупреждения коррупции и активировавшийся в день «Д».

Миссия супруга мадам Мартыненко

Такое впечатление излишне усиливает тот факт, что, оказывается, Анна Мартыненко, супруга владельца и руководителя злосчастного «Алтаюра» Андрея Мартыненко, давно и плодотворно трудится в КСУ. На должности с длинным витиеватым названием: «главный консультант отдела юридического сопровождения рассмотрения конституционных жалоб Управления обработки конституционных жалоб Правового департамента Секретариата Конституционного суда Украины».

Открытие этого факта для НАПК, как сознался его глава Александр Новиков, было полной неожиданностью, хотя, если забить ФИО владельца ООО «Алтаюр» в Google, вы очень быстро наткнетесь на электронную декларацию его дражайшей супруги из КСУ. А если бы в «конторе» Новикова проявили некоторую дотошность, то из любой базы данных тендеров выяснили бы, что трудоустроивший мадам Мартыненко Конституционный суд тоже чуть-чуть является клиентом ООО «Алтаюр».

Андрей Мартыненко, владелец ООО «Алтаюр»
Андрей Мартыненко, владелец ООО «Алтаюр»

Совпадение? Кто его знает, ведь у фирмы Мартыненко отоваривается немало серьезных государственных учреждений. Но обо всём по порядку.

Порочное сотрудничество Нацагентства предупреждения коррупции с «Алтаюром», как сказано выше, началось едва ли не с момента появления НАПК. Как писало издание «Наші гроші», еще в июле 2016 года между этими конторами был заключен институциональный договор № 2016/45, после чего НАПК подписало с «Алтаюром» серию договоров по переговорной процедуре, то есть, без всяких там конкурентных торгов. Среди прочего в 2016-м была заключена сделка об аренде серверов стоимостью в 430 тыс. грн (надо полагать, в год).

Сразу оговорюсь: если вы подумали о том, что сделка НАПК с «Алтаюром» изначально была коррупционной – вы, скорее всего, ошибаетесь. Эту фирму «сосватали» местные активисты-антикоррупционеры Программе развития ООН, которая финансировала создание реестра электронных деклараций на начальном этапе.

Также тут нужно сделать небольшое техническое отступление. Смысл в аренде сервера есть, прежде всего, тогда, когда нет ни возможности, ни желания, да и острой необходимости в покупке собственного оборудования (для него ещё необходимо специальное помещение и персонал, который будет его обслуживать). Излишняя роскошь покупать сервер для, например, интернет-издания или корпоративного сайта; даже огромным IT-гигантам типа Facebook или Google нередко проще арендовать нужные мощности, чем расширять собственную инфраструктуру. Но в упомянутых случаях речь идет о закупке услуг хостинг-провайдера или аренде мощностей дата-центра, а не о получении во временное пользование «железа», даже не подключенного к интернету, как это происходило в случае с НАПК и «Алтаюром».

Идем далее.

Где-то через полгода, 1 марта 2017-го, НАПК заключило с «Алтаюром» то самое соглашение, вылившееся теперь в грандиозный скандал – об аренде серверов стоимостью в 2,16 млн грн в год. При этом балансовая стоимость оборудования была задекларирована в размере 3,05 млн грн (хотя реальная могла не превышать 2,4 млн грн), то есть для «Алтаюра» оно окупилось бы спустя два года, а для НАПК по стоимости стало бы «золотым». Но в итоге стало «платиновым».

Договор об аренде оборудования постоянно обновлялся в сторону «утяжеления». Лишь в конце прошлого года НАПК должно было заплатить «Алтаюру» 4,5 млн грн, а незадолго до прихода в ведомство Новикова стороны увеличили стоимость аренды еще на 5 млн грн (впрочем, последнюю договоренность новый глава ведомства аннулировал). Если верить словам Александра Новикова, в конечном итоге ведомство заплатило «Алтаюру» 11,5 млн грн, из которых львиная доля – 9,4 млн грн – якобы неправомерная выгода, то есть была распихана по карманам причастных.

В истории с «Алтаюром» есть немного курьезная деталь. Его «роман» с НАПК, как сказано чуть выше, начинался с благословления Программы развития ООН. Её местные консультанты, активисты-антикоррупционеры под предводительством Виталия Шабунина (Центр противодействия коррупции) и Ярослава Юрчишина (Transparency International Украина), в 2016-м при выборе серверов для электронных деклараций указали перстом на «Алтаюр». Они же содействовали выбору разработчика программного обеспечения для е-деклараций – им стало ООО «Миранда». Через которое деньги, выделенные на ПО, в размере полутора миллионов гривен были моментально «утилизированы» и выведены за границу. А козлом отпущения назначили (ведь нельзя с полной уверенностью утверждать, что он был конечным бенефициаром схемы) директора «Миранды», который по забавному стечению обстоятельств является однофамильцем нынешнего главы НАПК.

Тут не лишним будет подчеркнуть (позже вы поймете, почему) следующее. Упомянутый чуть выше Ярослав Юрчишин, ныне народный депутат от партии «Голос» и первый зампред парламентского комитета по антикоррупционной политике, тогда, в 2016-м, в упор не видел, даже отказывался видеть вороватость подрядчика – ООО «Миранда», а ведь инцидент с этой фирмой едва не привёл к полному срыву запуска e-декларирования. Напротив, Юрчишин публично обвинил в срыве антикоррупционного проекта национального масштаба тогдашнее руководство Госспецсвязи и НАПК. Более того, потребовал увольнения «назначенных» им виновных.

Но вернемся к сегодняшним реалиям.

Итак, возглавив Нацагентство предупреждения коррупции, Александр Новиков, имея карт-бланш от «слуг народа», увлекся аудитом деятельности «папередников», наткнулся на сомнительное сотрудничество с «Алтаюром» и взял его в оборот. Возможно, не до конца понимая, что у скромного ООО с уставным фондом в тысячу гривен тоже какой-то карт-бланш имеется. Или же наоборот – зная гораздо больше, чем публично говорит.

Так или иначе, Новиков заявил о шашнях предшественников с «Алтаюром» в Национальное антикоррупционное бюро, 6 марта этого года НАБУ открыло уголовное производство № 52020000000000171, в рамках которого Высший антикоррупционный суд арестовал оборудование «Алтаюра», после чего НАПК продолжило использовать арестованные сервера для своих антикоррупционных нужд.

Адвокаты «Алтаюра» в свою очередь заявили на Новикова в Госбюро расследований – мол-де, госслужащий «рейдонул» чужое имущества. И ГБР 7 мая этого года по их заявлению открыло уголовное производство под номером 62020000000000416.

2

Что интересно и несколько забавно. Уголовное производство, зарегистрированное НАБУ по заявлению Новикова, и дело ГБР по заявлению «Алтаюра» расследуются по одинаковым статьям Уголовного Кодекса – ч.2 ст. 364 (злоупотребление властью или служебным положением, приведшее к тяжким последствиям). Какое-то время в НАПК даже утверждали, что ГБР на самом деле ведет расследование параллельное тому, что находится в ведении детективов НАБУ, то есть, фактически по заявлению НАПК. Цитирую: «Спасибо ГБР за то, что активно присоединились к расследованию дела, которое НАБУ ведет по материалам, предоставленным НАПК».

Но это утверждение оказалось откровенным «чёсом». Вскоре ГБР предельно толсто и официально намекнуло, что ведет дознание по факту якобы завладения служебными лицами НАПК оборудованием общества с ограниченной ответственностью (т.е., «Алтаюра»).

Несмотря на попытки адвокатов «Алтаюра» показать это ООО невинной жертвой произвола чиновника-рейдера, кристально чистым перед законом оно отнюдь не выглядит. Фирма фигурирует как минимум в двух уголовных производствах.

Оба регистрировались по ст. 212 УКУ (уклонение от уплаты налогов). Первое, №32014020000000041 от 24.03.2014-го, было возбуждено по факту уклонения от уплаты налогов должностными лицами винницкого ООО «Телерадиокомпания «Эверест» путем «внесения в декларации налоговой отчетности заведомо неправдивых ведомостей относительно проведения хозяйственных операций». Одним из контрагентов, якобы помогавших «Эвересту» уклоняться от налогов, был «Алтаюр». Общая сумма убытков для госбюджета следствием оценивалась в 4,3 млн грн.

Второе уголовное производство, №32018100000000095 от 27.07.2018 года, связано с «распилом» 80 млн грн Министерства финансов, выделенных для восстановления и повышения надежности информационно-телекоммуникационных систем, пострадавших от хакерских атак в 2016 году. «Алтаюр» фигурирует в эпизоде с фиктивной поставкой оборудования стоимостью в почти 3 млн грн, т.е., деньги на счета ООО вроде как ушли, но указанный в накладных товар оно не поставляло.

Тем не менее, криминальный шлейф «Алтаюра» не мешает очень серьезным госструктурам вести с ним дела. В том числе и тем, которые имеют отношение к борьбе с преступностью. По данным сервиса Dozorro, среди крупнейших «клиентов» скандальной фирмы фигурируют (кроме упомянутых выше НАПК и КСУ): Аппарат СНБО, Служба внешней разведки и Главный компьютерно-информационный центр Департамента информационно-аналитического обеспечения СБУ.

3
4
5

Причем «Алтаюр» у подразделения Службы безопасности Украины в явных фаворитах – как видим, «конторские» по конкурентной процедуре скупились у этого ООО почти на 5 млн грн.

Dozorro автоматически оценивает стоимость выигранных «Алтаюром» тендеров в 13,2 млн грн. Но эта цифра может быть в разы больше. Согласно подсчетам сервиса declarations.com.ua, проанализировавшего электронные декларации (и не только), поданные скромной служащей Конституционного суда Анной Мартыненко, начиная с 2015 года ООО «Алтаюр», которое принадлежит её супругу Андрею Мартыненко, заключило сделок с государственными и коммунальными структурами на сумму в почти 77 млн грн.

6

Однажды в антикоррупционном комитете

Летом этого года, 10 июня, конфликт между НАПК и «Алтаюром» выносился на рассмотрение антикоррупционного комитета ВР, который из-за карантина проходил в режиме онлайн-конференции. Со стенограммой той части заседания комитета, где обсуждались дрязги НАПК и «Алтаюра», можно ознакомиться тут. Я же оговорюсь, что основная часть виртуальной встречи депутатов-антикоррупционеров была посвящена обсуждению законопроекта «Об усовершенствовании деятельности Агентства по розыску и менеджменту активов (АРМА)». Сейчас эта деталь читателю может показаться совсем несущественной, но по ходу повествования вы поймете, что это далеко не так.

Во время заседания бросался в глаза напор, я бы даже сказал некоторая «борзость» представителей «Алтаюра», а особенно его адвоката Виталия Власюка.

Андрей Мартынюк и Виталий Власюк
Андрей Мартынюк и Виталий Власюк во время видео-конференции с депутатами

Показательной также была подчеркнуто нейтральная позиция первого зампреда комитета Ярослава Юрчишина. Цитирую: «Мы заслушали ситуацию, мы видим, что вмешательство комитета в данный процесс, в принципе, невозможно».

Примечательно, что его позиция осталась нейтральной и после того, как адвокаты «Алтаюра» спустя несколько месяцев после этого заседания предприняли попытку ликвидации базы данных электронных деклараций. В своей пламенной колонке на «Украинской правде», опубликованной спустя две недели после огласки требований «Алтаюра» удалить декларации, Юрчишин ни словом не обмолвился об этом посягательстве на святое, хотя, как упоминалось выше, несколькими годами ранее за такое мог потребовать голову виновника.

Возможно, конечно, бывший активист-антикоррупционер не воспринял требование «Алтаюра» всерьез. А, может, причина в том, что Ярослав Юрчишин, как мы уже знаем, определенно причастен к появлению «Алтаюра» в НАПК.

Ярослав Юрчишин
Ярослав Юрчишин

Еще одну деталь трудно обойти вниманием. Глава комитета по антикоррупционной политике, депутат от «Слуги народа» Анастасия Радина, представляя участникам заседания адвоката «Алтаюра» Виталия Власюка, обмолвилась и назвала его Владиславом. Обмолвка эта примечательна тем, что, во-первых, у Виталия Власюка есть родной брат Владислав, во-вторых, Виталий и Владислав внешне довольно похожи и, в-третьих, Владислав Власюк – тоже адвокат «Алтаюра».

То есть, вероятно, госпожа Радина была знакома с братьями Власюками ранее.

Анастасия Радина
Анастасия Радина

И тут не лишним было бы заглянуть в биографию главы парламентского комитета по антикоррупционной политике. Анастасия Радина (в девичестве Красносельская) с 2016-го и до избрания народным депутатом была далеко не последним функционером в Центре противодействия коррупции Виталия Шабунина. В той самой организации, которая совместно с украинским отделением Transparency International под предводительством Юрчишина открыла путь «Алтаюру» к подрядам Нацагентства предупреждения коррупции.

Возможно, на этом месте стоило бы поставить точку – маленькая роль небольшой фирмы «Алтаюр» в грандиозном конституционном кризисе описана достаточно, как и подноготная её конфликта с НАПК. По скромному мнению автора, за это повествование вообще не стоило браться, если бы история, легшая в его основу, сама по себе не имела бы свой параллельный сюжет, тоже весьма увлекательный.

Организованная адвокатская группировка и АРМА

Изучая по открытым источникам «кейс» НАПК и «Алтаюра», я постоянно натыкался на адвокатов скандальной фирмы. На самом деле тут вроде как нет ничего из ряда вон выходящего, но возникало странное ощущение, будто что-то не так.

Казалось бы, в чем загвоздка? Ну, возникли у фирмы проблемы с властями, вот её владелец и нанял юристов, которые больше всего приглянулись. Крутых, со стальными яйцами, со связями. Но, как вы догадались, автор этих строк не стал сдерживать своё любопытство и копнул глубже.

Нередко в интересах «Алтаюра» выступает юрфирма «Еправо», но чаще – адвокатское объединение с оригинальным названием «Твин Лоерс». Но пускай вас не смущает это обстоятельство – за обеими конторами стоят братья Власюки.

Даже если посмотреть на верхнюю часть «предъявы», отправленной «Твин Лоерс» от имени «Алтаюра» в адрес руководителя НАПК с требованием почистить от e-деклараций и вернуть сервера, то увидим, что составивший её Виталий Власюк пользуется корпоративной электронной почтой «Еправа».

9

АО «Твин Лоерс» было основано в апреле 2017-го, спустя полтора месяца после того, как ООО «Алтаюр» начало получать от Нацагентства предупреждения коррупции первые миллионы. Изначально конечными бенефициарами юрфирмы на равных паях были оба брата-адвоката, но за считанные дни до начала следующего, 2018, года Владислав Власюк из состава учредителей вышел. Случилось это отнюдь не из-за семейной ссоры – Владислав избавился от де-юре оформленных долей в бизнесах, поскольку стал госслужащим. Так сказать, дабы избежать конфликта интересов, за который можно было попасть под расследование НАПК, а то и «провадження» НАБУ. А ушел он служить народу в Министерство юстиции.

Владислав Власюк
Владислав Власюк

Однако это был не первый поход во власть Владислава Власюка. «В 2015-2016 годах Владислав внес весомый вклад в реформирование государства, став одним из ключевых авторов новой патрульной полиции Украины», - сказано в биографической справке Влада Власюка, размещенной на сайте юрфирмы братьев-адвокатов «Еправо».

Известно, что в ноябре 2015 года Владислав Власюк возглавил аппарат руководителя Нацполиции Хатии Деканоидзе, а позже стал заместителем начальника Департамента патрульной полиции.

Владислав Власюк на службе в полиции
Владислав Власюк (слева) в роли бравого полисмена

Предположительно именно служба в новой модной Патрульной полиции свела Владислава Власюка с другим антикоррупционером-реформатором – на тот момент народным депутатом Мустафою Найемом, позже получившим высокую должность в «Укроборонпроме», стоит полагать, за непримиримую борьбу с «режимом барыг». После того, как в 2016-м команду Деконаидзе «ушли» из Нацполиции в добровольно-принудительном порядке, Владислав Власюк продолжил «реформаторскую деятельность», местами в тандеме с пуштуном-антикоррупционером. В частности, в 2017-м они основали общественную организацию «Лид офис», которая существует с неизменным составом учредителей до сих пор.

Нелишним будет отметить, что партнер Власюка по ОООшке некоторое время состоял в партии «Демократический альянс», ряды которой усиливали видные деятели Центра противодействия коррупции, даже Виталий Шабунин лично.

Как сказано выше, после небольшого перерыва Владислав Власюк снова пошел во власть. В 2017-м он возглавил Директорат по правам человека Министерства юстиции Украины, а в 2019-м, накануне ухода с госслужбы, он трудился в чине директора Департамента государственной регистрации и нотариата Минюста. Это – самая «вкусная» и коррупционно емкая должность в карьере Владислава Власюка, поскольку в наших реалиях, когда говорится о госрегистрации имущества, часто имеется ввиду его передел. То есть, рейдерство. Ведь не зря в свое время «смотрящий за Минюстом» Андрей Довбенко особо пристальное внимание уделял этому Департаменту.

Владиславу Власюку в довесок к должности главного по госрегистрации досталась еще одна – председателя Антирейдерской комиссии при Минюсте. Это вдвойне пикантно, поскольку рейдеры были основными клиентами бизнес-партнеров братьев Власюков (но об этом вкратце ниже).

Другому Власюку, Виталию, похоже, так и не удалось хоть немножечко посидеть на «хлебном месте». В позапрошлом году он, судя по поданной им декларации, претендовал на должность главы Государственной службы безопасности на транспорте (Укртрансбезопасность), в которой, как клевещут, циркулируют миллионы, «наваренные» на «обилечивании» перевозчиков. Но не сложилось.

Виталий Власюк
Виталий Власюк

Тем не менее, Виталий Власюк успел побыть заместителем председателя Общественного совета при Нацагентстве розыска и управления активами, добытыми преступным путем (оно же – Агентство по розыску и менеджменту активов, если кратко – АРМА). Того самого АРМА, вопрос которого стоял первым в повестке дня заседания парламентского комитета по антикоррупционной политике, когда Виталий Викторович пытался пролоббировать интересы подшефного ему «Алтаюра».

И вот что интересно. В самом конце 2017-го, накануне своего прихода в общественный совет, Виталий Власюк возглавил и выступил соучредителем ООшки с похожим на госорган названием – «Ассоциация поиска и возвращения активов» (АПВА). В этот «кружок по интересам» в качестве отцов-основателей записались еще два гиганта юридической мысли – некто Дмитрий Марчуков и Владимир Павленко. С ходу у них получилась организация настолько влиятельная, что на её платформе в этом году, по крайней мере, планировалось общественное обсуждение законопроекта «Об усовершенствовании деятельности Агентства по розыску и менеджменту активов». Да-да, того самого вопроса, в ходе обсуждения которого на парламентском комитете возник вопрос небезразличного Власюкам «Алтаюра».

Дмитрий Марчуков
Дмитрий Марчуков

Дмитрий Марчуков – действующий партнер юрфирмы юрфирмы Integrites. За этой респектабельной и влиятельной адвокатской конторой давно сложилась неоднозначная репутация. В частности, клеветали, что якобы через неё скандально известная бизнес-вумен Алёна Дегрик-Шевцова «аргументировала» назначение своего супруга Евгения Шевцова на должность начальника Первого управления досудебных расследований ГБР.

Третий участник «концессии» АПВА – Владимир Павленко. Еще за год до создания этой «конторы» он искал через сервис Work.ua работу с зарплатой в 35 тыс. грн (что весьма скромно для «продвинутого» столичного юриста). Но вскоре попал в Integrites, откормился на службе публично обвиненной в рейдерстве «Агрогруппе «Деметра», после чего стал заместителем председателя… Агентства по розыску и менеджменту активов.

Владимир Павленко
Владимир Павленко

С каждым годом всё громче звучат голоса, утверждающие, что АРМА, задуманное как инструмент для поиска и передачи под контроль государства активов, нажитых преступным путем, стало площадкой для передела имущества, его «отжима». В конце концов, это уже признает министр юстиции Денис Малюська. В прошлом году людей «смотрящего» Андрея Довбенко оттеснили от процессов в Агентстве (но это не точно) и заменили их «кадрами» типа Павленко, однако коррупционные схемы в нём продолжают работать на прежних оборотах, несмотря на порицание контролирующего его министра.

Поговаривают, что Владимир Павленко сейчас заместитель лишь на бумаге, а в реальности – почти что полноценный руководитель АРМА. И вряд ли такой карт-бланш ему дан за кристальную честность. В апреле этого года случился грандиозный слив инсайдов по АРМА. Он наглядно показал, чем и как занимается Владимир Павленко в Агентстве. Каждый желающий может приобщиться, например, по этой ссылке (там же зампреду АРМА дали возможность сказать много слов в своё оправдание) – я же не буду перегружать и без того объемный текст излишним цитированием. Лишь отмечу: то, что делает Павленко, слишком похоже на коррупцию.

Войны «билетеров»

Итак, ниточки связей от «Алтаюра» ведут к персонажам с сомнительными интересами. Сам по себе напрашивается вопрос: какая им выгода подливать бензин в костер конституционного кризиса?

Если следовать принципу «бритвы Оккама», то никакого, более того – они и не собирались ничего такого делать. В их случае всё объясняет теория Бернарда Ингама, которая гласит: «Облажались, а не заговор».

Главный бенефициар кризиса – пророссийский ОПЗЖ Бойко-Медведчука, деятели из которого стали ключевыми авторами обращения в КСУ по поводу конституционности уголовного наказания за незаконное обогащение. Но они не столько боятся наказания за незаконное обогащение (у того же Медведчука с бухгалтерией всё в порядке), сколько им выгоден хаос, вызванный кризисом.

Многим судьям Конституционного суда объяснить происхождение своих активов проблематично, поэтому они попытались тихо и аккуратно «подпилить» норму о незаконном обогащении, чтоб самим под неё не попадать. Но рухнуло всё.

Адвокаты «Алтаюра» братья Власюки, вооружившись решением КСУ и требуя стереть e-декларации, в очередной раз попытались уесть председателя НАПК Новикова, и до сих пор, похоже, не поняли, какими дураками себя выставили.

Естественно, есть еще огромная армия коррумпированных «слуг народа», для которых решение КСУ стало некоторым облегчением. Но большинству из них удавалось пробегать между капелек и до этого.

Александр Новиков
Александр Новиков

Конечно, хочется верить в благородные мотивы главы Нацагентства предупреждения коррупции, но мне мешает профессиональный цинизм. С одной стороны, Александр Новиков правильно поступил, вышвырнув «Алтаюр» с его «золотыми» серверами и объявив тендер на закупку оборудования. С другой стороны, в этом тендере побеждает фирма, запятнанная в криминале не меньше (если не больше), чем «Алтаюр». Причем, что немаловажно, этот победитель фигурирует в уголовном производстве ГБР.

Скорее всего, «наезд» Александра Новикова на «Алтаюр» - зачистка ведомства от ставших чужими и нежелательными элементов. Примечательно, что приблизительно в тот же период времени, когда началась активная фаза драки Новикова с братьями Власюками, обозначилось брожение в одном правоохранительном органе, аббревиатура которого часто встречается в этой статье – в Государственном бюро расследований.

Как мы помним, ныне бывший директор ГБР Ирина Венедиктова после скоропостижного увольнения Руслана Рябошапки, «своего человека» преЗедента, перебралась в кресло генпрокурора. Замещать её до избрания нового шефа Госбюро должны, согласно закону, по очереди заместители директора. А их три: Александр Бабиков, Александр Соколов и Алексей Сухачев. Первые два – люди Венедиктовой. Бывший эсбэушник Александр Соколов через свою супругу является бизнес-партнером свекрови нынешней генпрокурорши, Бабикова же Венедиктова упорно пропихивала в ГБР несмотря на то, что он бывший адвокат беглого Януковича.

Ирина Венидиктова
Ирина Венедиктова

Общественность изначально крайне негативно отреагировала на этих двоих, особенно на Бабикова (недавно от него, слава богу, избавились). Общественности вторил Александр Новиков, сначала робко, а после того, как в сентябре с подачи адвокатов «Алтаюра» Госбюро вызвало его на допрос, – чуть ли не из каждого утюга.

Как сказано в первой главе этой статьи, незадолго до допроса спикеры Новикова утверждали, что Госбюро хочет допросить главу НАПК по делу, открытому НАБУ по заявлению самого Новикова. Но уже скоро НАПК обвинило ГБР в давлении на своего начальника – мол-де, мстят, поганцы, нашему шефу за то, что изобличил руководство Госбюро в конфликте интересов.

Опять повторюсь: Александр Новиков тут явно лукавит. Но и позиция Госбюро с правовой точки зрения, скажем так, немного странная: оно открыло уголовное производство по факту присвоения имущества, которое де-юре арестовал Высший антикоррупционный суд по уголовному производству, зарегистрированном НАБУ, где заявитель в ГБР – ключевой фигурант.

Исходя из упомянутого выше вброса инсайда, у группировки Власюков, Павленко и Ко имеются входы-выходы как в кабинеты Госбюро, так и в различные комиссии и советы, имеющие к нему отношение. То есть, сам по себе напрашивается логичный вывод, что уголовное дело по Новикову – «ответочка». Но как-то с трудом верится, что все эти титанические усилия прилагаются из-за серверов, реальная стоимость которых не превышает цены двух люксовых авто. Очевидно, что тут нужно взглянуть на ситуацию шире.

Если копнуть в историю преступности и коррупции, то чиновники вообще и представители правоохранительных органов в частности кормились с «обилечивания» разнокалиберных «коммерсов» с незапамятных времен. Появление в Украине антикоррупционных органов и ГБР (особо специализирующегося на ментовских, прокурорских, судейских и т.п.), помогло окончательно осознать, что вся эта орава нахлебников, доящая «коммерсов», сами по большому счету – огромная отара потенциальных фигурантов при больших деньгах. То есть, при правильно организованном подходе их можно «стричь», «обилечивать» и эксплуатировать другими способами.

Роль НАБУ и ГБР в этой пищевой цепочке понятна изначально. Агентство по розыску и менеджменту активов, как сказано выше, возглавившие его «комбинаторы» уже используют для «распила» активов (нужно помнить, что незаконно нажитыми бывают не только деньги, дома и машины, но и бизнеса).

Нацагентство предупреждения коррупции еще до его «кастрации» Конституционным судом казалось неискушенным умам чем-то немощным – подумаешь, клерки перекладывают бумажки с места на место. Но и без статьи «Незаконное обогащение» в Уголовном кодексе (которая, кстати, отменена отнюдь не навсегда) НАПК имеет достаточно инструментов засечь, что доходы декларанта неестественно подскочили, а затем отследить, откуда предположительно они взялись. Отменили (временно) наказание за незаконное обогащение? Ничего страшного, в УК ещё остались статьи, под квалификацию которых попадают ваши действия.

Александр Новиков, едва обжившись в кресле главы Нацагентства, как сказано выше, принялся энергично зачищать вверенное ему ведомство от «папередников», а вскоре начал вмешиваться в дела Госбюро, фактически выдав двум из трёх его руководителей «чёрные метки» на увольнение. То есть, его игровое поле не ограничивается НАПК. Заявление Новикова, будто его команда выявила незадекларированные активы на 900 млн грн, скрытые предшественниками, можно расценивать и как попытку шефа НАПК показать свою полезность правящей партии, и как сигнал гражданам, которые сидят на незадекларированных 900 млн грн.

Крайне сомнительно, что Новиков рискнул бы ввязаться в большую игру, не заручившись поддержкой влиятельных людей. Противостоящая ему сторона тоже одними напористыми адвокатами не ограничивается.

Впрочем, это не столь важно. Мы можем лишь запастись попкорном и ждать да надеяться, что эта свора сожрет себя сама в борьбе за право «обилечивать» друг друга .

Ярослав Гармаш, обозреватель [громких дел], специально для «ОРД»

Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.


fb Мы в Twitter RSS

материалы

NFT

Суть мошенничества NFT – привлечь новых верующих, убеждая их, что благословенная база данных является авторитетным регистратором ценностей.

Алексей Комаха

12.01.2021 в Голосеевском районном суде г. Киева рассматривалось дело по факту осуществления нигде неработающим Комахой Алексеем психологического насилия в отношении своего брата.


fb Мы в Twitter RSS

хроника