[громкие дела]

«Китайский фактор» стал важной составной частью тайванской избирательной кампании.

Лай Циндэ — представитель руководящей Демократической прогрессивной партии (ДПП) — стал новым президентом Тайваня.

Нынешние выборы проходили в условиях жестких гонок. И не только между самими кандидатами. Их результат определяет выбор пути, по которому пойдет остров, принимая во внимание неуклонный рост давления со стороны Пекина. А для самого Китая это маркер настроений тайванцев, которые все больше отдаляются от материка. За последние десятилетия Тайвань развил собственную идентичность, и Китаю все сложнее проталкивать «мирное воссоединение», эксперт по вопросам Восточной Азии, магистр внешней политики Наталия Бутырская на сайте ZN.ua.

Сохранить статус-кво - экзистенциональный вопрос для островитян. Во время новогоднего приветственного слова Си Цзиньпин в который раз повторил, что объединение с Тайванем неминуемо. Он неоднократно отмечал, что отдает преимущество мирному воссоединению, но не отказывается и от применения военной силы. В течение избирательной кампании Пекин усилил давление и, по словам тайванской власти, активизировал тактику военных угроз, экономического принуждения, когнитивной войны и дезинформации, чтобы повлиять на избирателей.

Особенность этих выборов в том, что ни одна из двух ведущих политических сил — ни ДПП, ни Гоминьдан, которые сошлись в борьбе не только за президентское кресло, но и за места в парламенте, не получила чистой победы. Несмотря на то, что Лай Циндэ привел руководящую партию к беспрецедентному третьему сроку подряд впервые с 1996 года, его партия утратила большинство в Законодательном Юане и теперь не сможет принимать законодательные инициативы без поддержки других сил. Гоминьдан, оппозиционная провластным силам партия, получила 52 места в парламенте против 51 места ДПП, но не имеет большинства. Так что участие в президентских гонках третьего альтернативного кандидата от Тайванской народной партии Кэ Вэньчжэ хоть и принесло лишь третье место, но помогло его политической силе стать ключевым меньшинством в парламенте со своими восемью местами.

Эти результаты иллюстрируют непростой баланс тайванского общества, которое находится в тесных конфронтационных тисках между США и Китаем, где полное преимущество одного из кандидатов рассматривалось бы как выбор пронезависимого либо прокитайского пути. Гоминьдан называет ДПП «самым большим источником риска в отношениях между проливом», тогда как ДПП использует близость Гоминьдана к Коммунистической партии Китая как повод обвинять в прокитайской политике. Отсюда и запрос на третью силу, которая позволила бы отойти от традиционной полярности. Тайванская народная партия выступает за более сбалансированную политику: она поддерживает статус-кво между проливом и сотрудничество с Китаем, когда это возможно. Вместе с тем она не смогла стать настолько убедительной, чтобы сместить хотя бы одного из тяжеловесов.

Кроме того, за время правления ДПП у островитян накопилось много претензий к руководству страны, так что расклад в парламенте позволяет создать баланс и усилить контроль над его деятельностью. Однако это также может создать для Китая возможность влиять через партию Гоминьдан, которая выступает за развитие связей с Пекином и поддерживает «консенсус 1992 года».

В тайванских СМИ находим мнение, что сегодня внимание мира приковано к Тайваню, который демонстрирует способность сохранить демократию и мир через выборы. Запрос на мир среди тайванцев услышали и отобразили в своих программах все три кандидата. Даже Лай Циндэ, известный своей пронезависимой политикой, заметил, что «Тайвань уже является независимым суверенным государством, и поэтому нет необходимости ее провозглашать». Ведь Китай неоднократно предупреждал, что провозглашение независимости приведет к войне. Сразу после избрания Лай подчеркнул, что будет работать над сохранением статус-кво в Тайванском проливе, а его администрация будет стремиться к диалогу и взаимодействию с Пекином, вместе с тем собираясь «решительно защитить Тайвань от постоянных угроз и запугивания со стороны Китая». Для обеспечения мира острову придется полагаться на собственные силы, усиливая оборону, а также углублять сотрудничество и отношения, кроме США, со странами-единомышленниками — Австралией, Японией и Европой.

После объявления результатов выборов пресс-секретарь Управления по делам Тайваня КНР Чэн Бинхуа отметил, что ДПП не может представлять основное общественное мнение на острове. Он заявил: «Тайвань — это Китайский Тайвань. Мы будем придерживаться консенсуса 1992 года, который воплощает принцип одного Китая, и решительно выступаем против сепаратистской деятельности, направленной на независимость Тайваня, а также иностранного вмешательства». Зато материк будет работать с соответствующими политическими партиями, группами и людьми из разных секторов, чтобы стимулировать обмен и сотрудничество между проливом, что будет содействовать мирному воссоединению.

«Китайский фактор» стал важной составной частью тайванской избирательной кампании. Избрание Лая Циндэ означает продолжение политики предыдущего правительства, в частности той, что касается повышения статуса острова на международном уровне, и этому активно старался помешать Пекин, призывая тайванцев сделать правильный выбор. Усиление нарратива «войны и мира», который активно подпитывал Китай мерами военного и информационного давления, создавало контур неизбежности войны в случае, если провластный Лай выиграет. Однако это не сработало. Наоборот, большинство тайванцев не хочет быть частью КНР, а угрозы и бескомпромиссность китайского правительства обернулись противоположным результатом уже третьи выборы подряд.

Тайванцы находятся в сложных условиях экзистенциональной угрозы войны или поглощения со стороны Китая, что дает очень узкое поле для маневра в других сферах. Ведь политические вопросы трудно отделить от экономических, имеющих значительную привязку, с одной стороны, к экономическому сотрудничеству с Пекином, с другой — к противостоянию США и Китая, что серьезно влияет на технологический сектор Тайваня. Китай остается ведущим экспортным направлением острова, хотя в прошлом году и удалось снизить долю до 35% против 40 в предыдущие годы. Так что, любые политические действия тайванского правительства получают в ответ негативные экономические последствия.

Однако еще одним определяющим фактором для острова является американо-китайское противостояние, которое значительно усиливает градус напряжения в Тайванском проливе. Статус Тайваня — один из щепетильных вопросов в отношениях между двумя странами. Несмотря на уверения Джо Байдена, что США не поддерживают независимость острова, Китай усматривает в действиях американской власти стремление размыть политику «одного Китая» и преграду на пути к воссоединению. Со своей стороны Вашингтон помогает укреплять оборонительные возможности Тайваня и демонстрирует готовность защищать его в случае, если Китай отважится на объединение силой. Встреча Джо Байдена и Си Цзиньпина в ноябре прошлого года помогла частично снять напряжение между двумя странами, а также продемонстрировала готовность двух лидеров работать над отношениями во избежание военного столкновения. Впрочем, есть много факторов, которые делают настоящие договоренности весьма хрупкими. В конце концов, каждая из стран остается при своем мнении о политике в отношении Тайваня.

Госсекретарь Энтони Блинкен поздравил новоизбранного президента Уильяма Лая и тайванский народ с тем, что он еще раз продемонстрировал силу своей надежной демократической системы и избирательного процесса. Также администрация Байдена планирует отправить неофициальную делегацию из бывших высокопоставленных должностных лиц с визитом в Тайбэй после инаугурации нового президента. А это противоречит стремлению китайской власти отрезать внешние контакты с островом и поддержку тайванских «сепаратистов».

Тайванцы осознанно избегали выбора «между», оставив хрупкий баланс, чтобы сохранить хоть и непростой, но все же мир. Впрочем, будущее острова находится в водовороте общемировых геополитических вызовов. И как бы ни сопротивлялся Китай, когда ситуацию в Украине сравнивают с ситуацией на Тайване, связь очевидна: от того, хватит ли США и мировым демократиям решительности остановить и наказать РФ, зависит поведение Китая и дальнейшая судьба острова. И это понимают в Тайбэе и активно поддерживают Украину вместе со всем демократическим миром. А МИД Тайваня в ответ на заявление России о выборах на острове, ретранслирующее позицию КНР, заявил, что РФ превратилась в наемника китайского коммунистического режима, а слияние авторитаризма Китая и России причиняет убытки международному миру и порядку, основанному на правилах.

Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.


fb Мы в Twitter RSS

материалы


fb Мы в Twitter RSS

хроника