[громкие дела]

Пойдя на такой обмен, Кремль непроизвольно продемонстрировал, что заигрался в «гибридность» и пока не видит беспроигрышного выхода из этой игры.

Как известно, 14 июня между Украиной и РФ произошел обмен украинцев Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко, осужденных в России по сфабрикованным обвинениям, на других граждан Украины – Виталия Диденко, отбывавшего трехлетний срок в колонии на Ровенщине, и Елену Глищинскую, находившуюся под следствием в Одесском СИЗО.

Помимо удовлетворения от того, что на двух украинских заложников, ставших жертвами развязанной РФ гибридной войны против Украины, в российских тюрьмах стало меньше, многие неравнодушные наблюдатели испытывают еще и некоторое недоумение.

Что это было? Почему Кремль пошел на этот странный обмен одних украинцев на других? И ради чего было огород городить, устраивая длительные показушные – для медиа – фейковые расследования и не менее показушные фейковые суды над Афанасьевым и Солошенко с осуждением их на длительные сроки, если в итоге все свелось к президентскому помилованию и возвращению на родину в обмен даже не на российских военнослужащих, как в случае с Надеждой Савченко и двумя спецназовцами ГРУ РФ, а на других граждан Украины?

Ломают над этим голову и россияне. Например, известный российский адвокат Николай Полозов вот так отреагировал на происшедшее в своем Твиттере:

Но все же – кого и на кого, собственно, обменяли-то?

Если исходить из официальной российской версии, то обменяли террориста (Геннадия Афанасьева) и украинского шпиона (Юрия Солошенко) на двух безобидных одесских журналистов, ставших объектами жестоких гонений – по политическим и мировоззренческим мотивам – со стороны киевской «фашистской хунты».

Но вот если взглянуть на ситуацию пристальнее…

Напомним, 26-летнему Геннадию Афанасьеву в России инкриминировали создание на территории Крыма террористического сообщества – совместно с режиссером Олегом Сенцовым – и совершение «терактов» в виде поджога входных дверей и окна в зданиях крымских офисов «Единой России» и «Русской общины Крыма» в апреле 2014 года. А также обвиняли в том, что он готовился-де взорвать памятник Ленину на Вокзальной площади Симферополя и мемориал у «Вечного огня» (в общем, тут полный набор пропагандистских клише, приличествующий злобному «бандеровцу-правосеку», который кремлевские «идеологи» вот уже два года небезуспешно внедряют в сознание россиян).

Российские следователи, как водится, не церемонились с выбором средств «дознания». И, не выдержав жестоких пыток, серьезно подорвавших его здоровье, и угроз жизни его матери, Афанасьев, несмотря на абсурдность большей части обвинений, согласился признать себя виновным. Его осудили в 2015 году к семи годам заключения. Позже, будучи доставленным в качестве свидетеля на суд над Олегом Сенцовым и Александром Кольченко, он публично отказался от выбитых из него «показаний», заявив, что вынужден был оговорить себя и товарищей под давлением, и подробно рассказал (и показал последствия), какими пытками из него эти «показания» выжимались. Однако российскому правосудию это было не интересно.

сенцов-кольченко
Олег Сенцов и Александр Кольченко

В свою очередь 74-летний Юрий Солошенко, пенсионер, в прошлом директор полтавского завода «Знамя», когда-то входившего в ВПК СССР, а после развала Союза еще около двух десятилетий продолжавшего поставлять продукцию для оборонного комплекса России (ракетостроение), был осужден в РФ засекреченным судом, и отбывал 6-летнее заключение по обвинению в шпионаже. Якобы имел намерение (!) вывезти из России на грузовике нечто чрезвычайно секретное военного назначения.

Примечательно что сын Юрия Солошенко в интервью «Фактам» рассказал, что, вообще-то, его отец поехал в Москву «на денек» – порешать, пользуясь старыми связями и знакомствами, проблемы уже почти закрывшегося полтавского завода, которым много лет руководил. Эти проблемы возникли в связи с невозможностью рассчитаться с российским контрагентом в новых, форс-мажорных, обстоятельствах – в связи с агрессией РФ против Украины и объявленным запретом на поставки в Россию продукции военного назначения.

Однако по приезду в столицу РФ Юрия Солошенко как опытного специалиста уговорили посетить один из российских оборонных заводов — якобы для участия в тестировании некоего нового прибора. Причем настойчиво приглашал совершить такой «визит эксперта» давний приятель и коллега по оборонной отрасли. Как выяснилось, однако, по совместительству этот приятель работает еще и на ФСБ, и он с энтузиазмом сдал Солошенко родной «конторе» как «украинского шпиона», а потом еще и выступал свидетелем обвинения на этом самом, закрытым за грифом «Совершенно секретно», процессе…

А теперь о тех, на кого меняли Афанасьева и Солошенко – о Елене Глищинской и Виталии Диденко.

Глищинскую и Диденко обвиняют в сепаратизме — они были в числе организаторов и активных участников так называемого «Народного совета Бессарабии». Об этом, в частности, пишет одесское интернет-издание «Думская».

По словам председателя СБУ Василия Грицака, создание этого «Народного совета Бессарабии» было частью плана дестабилизации, который российские спецслужбы начали реализовывать в Одессе и области. В дальнейшем планировалось осуществить политические убийства (в частности народного депутата Алексея Гончаренко), взорвать мосты и отрезать юг Одесской области от остальной территории Украины, ввести «зеленых человечков», провозгласить «независимую Бессарабию» и дестабилизировать ситуацию в Украине, Молдове и Румынии.

В результате активного противодействия со стороны СБУ эти планы были сорваны. В марте-апреле были проведены аресты, среди задержанных были и журналисты Артем Бузила, Виталий Диденко и Елена Глищинская. Впоследствии Бузила был приговорен к четырем годам ограничения свободы, через год вышел на волю по «закону Савченко» и сразу же покинул Украину. А Глищинская и Диденко отправились в Россию 14 июня. Первой изменили меру пресечения с содержания под стражей на личное обязательство, второго помиловал президент Петр Порошенко.

Напомним также, что директор телекомпании «Новая волна» Елена Глищинская (Романова) была арестована сотрудниками СБУ в апреле прошлого года. Полтора месяца назад в СИЗО у нее родился сын. Кроме того, у нее есть еще двое несовершеннолетних детей. А как недавно стало известно, Глищинская была еще и помощником народного депутата из группы "Возрождение" Виталия Барвиненко.

Об этом сообщил народный депутат БПП Сергей Лещенко."Обвиняемая в сепаратизме организатор так называемого "Народного совета Бессарабии" Елена Глищинская, которую выслали в Россию, обменяв на Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко, оказалась... помощником депутата Виталия Барвиненко (группа "Возрождение") в двух созывах", - написал он на своей странице в Facebook.

Елена Глищинская работала помощником депутата в Верховной Раде шестого созыва на общественных началах, а в парламенте седьмого созыва —- на платной основе.

Виталий Диденко — главный редактор сайта «Инфоцентр», принадлежащего известному одесскому сепаратисту Антону Давидченко. Во время ареста Диденко пытался бежать от сотрудников СБУ и выпрыгнул с 3-го этажа своей квартиры, в результате чего получил несколько переломов. При обыске правоохранители обнаружили у него кокаин. Суд приговорил Диденко к трем годам ограничения свободы, сейчас его дело находится в апелляции.

глиш-диденко
Елена Глищинская и Виталий Диденко по прилету в Москву. Фото: kp.ru

Анализируя ситуацию вокруг этого межгосударственного обмена политических заложников на лиц, совершивших реальное преступление (т. е. посягнувших на территориальную целостность страны), тем не менее, не сразу и поймешь, в чем нестыковка. А ведь она есть. И «Думская», в частности, по этому поводу пишет:

«Нынешний «обмен» — не первый в истории нашей страны.

Начиная с 2014 года, в рамках «минского процесса» происходят обмены пленных украинских военнослужащих на задержанных боевиков «ДНР» и «ЛНР». Формально это обмен украинских граждан на украинских граждан в пределах территории нашей страны.

В мае этого года произошел «обмен» Надежды Савченко на россиян Александрова и Ерофеева. Формально — это было возвращение на родину осужденных иностранцев, которые были помилованы президентами.

Нынешний обмен — совершенно другая ситуация. Это не равнозначный обмен и не жест доброй воли, потому что все участники обмена — граждане Украины. Передача Глищинской и Диденко в Россию в обмен на украинцев, находящихся там в заключении, означает, что Россия фактически признает их своими агентами влияния. Кстати, 25-я статья украинской Конституции запрещает выдачу граждан Украины другому государству.

Отметим, что еще один участник «Народной рады Бессарабии» Артем Бузила жаловался на неких высокопоставленных покровителей — «безжалостных и бездушных кукловодов», которые обещали «помощь и защиту в любых ситуациях и моментально открестились от проекта, как только его активисты оказались за решеткой». Не исключено, что нынешний обмен происходит именно в рамках помощи со стороны тех самых кукловодов, резюмирует «Думская».

В сложившихся условиях Россия вынуждена искать способы с минимальными потерями избавиться от «головной боли», которую сама же себе и создала, целенаправленно собирая пропагандистские «козыри» для ведения игры в гибридную войну.

Показательные фейковые процессы над Савченко, Афанасьевым, Сенцовым, Кольченко, Солошенко и другими украинцами, имеющие целью способствовать нагнетанию «антифашистской», а по сути антиукраинской истерии внутри РФ, а также призванные придать «правильный» смысл событиям, связанным с российской агрессией против Украины, в сознании мировой общественности, на поверку оказались малоэффективными. По меньшей мере, за рубежами РФ. Образа кровожадных фашистов-террористов слепить из украинцев не получилось. А получилось нечто очень даже противоположное. И то, что казалось козырями, стало заведомо битой картой на руках. Такие карты нужно сбрасывать, и чем раньше, тем лучше. При каждом удобном случае. Чтобы хотя бы минимизировать неизбежные издержки.

Как известно, у Солошенко и Афанасьева – серьезные проблемы со здоровьем. И в Кремле, вероятно, отдают себе отчет, что дальнейшее удержание их в условиях российских зон – чревато… При таком-то резонансе и международном внимании к судьбам украинских узников в российских застенках! А посему наилучший выход – избавиться от них под благовидным предлогом и забыть. А по ходу еще и изобразить себя образцом милосердия и гуманности. Пусть даже никто, кроме 85% подданных, и не поверит. Главное – «держать лицо».

Для такой цели и второстепенные пешки сепаратистской «пятой колонны» в Украине подойдут.

Вряд ли они настолько ценны для Кремля, эти Диденко и Глищинская, чтобы для обмена на них президент РФ снизошел до акта помилования в отношении широко распиаренных «шпиона» и «террориста». С большой вероятностью можно предположить, что в камерах украинских СИЗО томятся и регулярно ходят на допросы к следователям, и даже «красиво поют» куда более интересные Москве действующие лица геополитических постановок под названием «Русская весна», «Новороссия», «Одесская Хатынь» и т. д. Но – руки коротки. Да и Киев тоже, как выяснилось, умеет «держать лицо». Покерное. Даром, что «хунта» и «государство, которого нет».

Поэтому приходится довольствоваться тем, что дают. Для виду как бы поупиравшись, конечно. Ну как же без этого...

И это хороший симптом. Знаковый.

[громкие дела].


fb Мы в Twitter RSS

материалы

На электронную почту интернет сайта SKELET-info 17.08.2018 поступило письмо с адреса [email protected], которому был приложен документ (см. ниже) с требованием удалить статью под названием Зайцы объявили войну «Busov Hill».

Полиция разыскивает соучастников известного киевского догхантера Алексея Святогора, задержанного 8 июня за распространение материалов, пропагандирующих насилие. Об этом стало известно в ходе нашего журналистского расследования.

Поводом для расследования стали угрозы со стороны соучредителя общественной организации «Всеукраинский союз народных реформ» Виктора Зайца в адрес журналиста интернет-издания Skelet-info.


fb Мы в Twitter RSS

хроника